Музей автомобилей под Тулой: место где загнивает сталь

Музей автомобилей под Тулой: место где загнивает сталь © Техномод

Как и любой другой человек, перед поездкой я стараюсь изучить максимум информации о месте, которое собираюсь посетить. Так было и с музеем ретро-автомобилей Михаила Красинеца, который расположен неподалеку от полузаброшенной деревни Угодь в Тульской области. Удивительно, но все публикации касательно музея имеют какой-то сострадательный характер. Почему-то посещение данного места у меня вызвало совсем иные чувства.

Безусловно, данная экспозиция очень атмосферная и не имеет аналогов, только вот музеем назвать её сложно. Скорее всего перед нами транспортный хоспис, который постепенно превращается в кладбище автомобилей. Увы, точка невозврата давно уже пройдена и восстановить данную технику невозможно. Вам любой специалист скажет, что если еще и можно реставрировать какие-то экспонаты, находящиеся у Михаила, то стоить это будет крайне дорого.

Интересно, в какой момент была допущена ошибка. Это сейчас легендарные «Чайки» и «Победы» вросли в землю и пустили корни, а ведь когда-то они приехали в Тульскую область своим ходом. Вот, например, Ford Granada, его так вообще купили чуть ли не на трассе в момент перевоза экспонатов. Сейчас же мотор автомобиля вряд ли заведется, а прогнивший насквозь кузов сдвинется с места.

Сам Михаил говорит, что вот этот Mercedes совсем недавно блестел как новенький и ездил. Потом что-то случилось с двигателем и начала осыпаться краска. Мне вот интересно, владелец автомобильного музея вроде как должен разбираться в узлах и агрегатах, как так получилось то? Почему он допустил столь серьезную поломку? Кузов вроде бы тоже можно было обработать специальными средствами. Ладно кузов, но салон то почему пришел в негодность?

Очевидно, что самыми любимыми экспонатами Михаила являются «Москвичи». Есть даже опытная модель, которая существует в единственном экземпляре. Много спортивных машин данной марки, есть даже экспонаты, принимавшие участие в иностранных гран-при. Жаль, но видимо все они уже в последний раз финишировали в деревни Угодь и дальше не отправятся.

Интересно, кто же в этом всём виноват? Может быть администрация тульской области, которая не любит ретро-автомобили и не хочется субсидировать музей? Может злые американцы и украинцы, которые по ночам пробираются на территорию музея и грызут стальные части раритетных машин? Для себя ответ на данный вопрос я нашел в мусорных пакетах с бутылками из под водки, которые лежали возле дома Михаила.

Я ни в коем случае не хочу обидеть владельца данной прекрасной экспозиции — человек он очень хороший. Михаил в прошлом известный автогонщик, много знает про автомобили и может поделиться интересными фактами, которые в интернете не найти. Пожалуй, он слишком сильно любит свои машины и ревностно относится к своему делу. В противном случае, он бы привлёк грамотных руководителей, создал бизнес-структуру и не дал бы экспонатам окончательно загнить.

Михаил мечтательно рассказывает как отреставрирует тот или иной автомобиль. Говорит про новые тематические экспозиции и экспонаты, которые якобы вот вот появятся в музее. Беда в том, что ключевым словом в данном случае является «говорит». Михаил вообще много говорит, только вот какого-либо рабочего процесса, подтверждающего его слова, я не заметил. Заметил только, что он сильно скучает по столице и слишком часто в рассказах вспоминает своё московское прошлое.

Музей автомобилей под Тулой: место где загнивает сталь © Техномод

Короче говоря, если хотите прикоснуться к истории советского автомобилестроения, то обязательно приезжайте в Тульскую область. Возможно, экспонаты совсем скоро полностью разваляться и такой возможности у вас больше не будет. Обязательно походите мимо машин, погрустите, но ни в коем случае не сочувствуйте. Владелец музея не заслуживает какого-либо сострадания, по сути он и занимается плавным уничтожением своего детища. Кстати, фиксированного ценника на посещение музея нет, можете оставить на входе любую сумму.

Автор публикации:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.